Еще одна страна может заговорить по-русски

52

Али Хаддаду 11 лет, но только сейчас он сможет нормально учиться. В прежние годы дорога в школу была длиною минимум четыре километра и смертельно опасна.

И вот в его родном районе Барза на востоке Дамаска построили школу — на средства российских верующих. РИА Новости выяснил, что теперь изменится в одном из самых пострадавших от войны районов сирийской столицы.

На уроки — под обстрелом

Школа рассчитана на 1,2 тысячи учеников. Это самый масштабный российский гуманитарный проект в Сирии. И этот проект — межрелигиозный. Неслучайно открывать учебное заведение приехали видные российские религиозные деятели, христиане и мусульмане — вместе.

Барза граничит с районом Джобар, который несколько лет контролировали террористы. Этот район пострадал от боевых действий, пожалуй, больше всех.

«По нам часто стреляли из минометов», — рассказывает школьник Али, показывая пальцем на изрешеченный дом.

Таких тут много — с изуродованными фасадами, выбитыми окнами и наспех заделанными дырами от мин. Несмотря на угрозу для жизни, люди не покидали жилищ. Взрослые ходили на работу, дети посещали занятия в школе.

Школа в районе Барза была совсем рядом с передовой — и оказалась удобной мишенью для террористов. В итоге здание полностью разрушили. Детям пришлось ходить на уроки в соседние районы, тоже под обстрелами.

Гуманитарная катастрофа

За годы войны, по данным Министерства образования Сирии, разрушена почти половина школ страны — свыше десяти тысяч. Восстановили лишь незначительную часть — не хватает ресурсов.

«Высоко оценивая нашу деятельность, религиозные общины Сирии попросили нас запустить проект по восстановлению инфраструктуры, особенно школ. Когда в ноябре прошлого года эту страну посещала делегация во главе с митрополитом Волоколамским Иларионом, к нашей межрелигиозной рабочей группе обратились с просьбой восстановить школу в Дамаске. В марте члены группы осмотрели этот объект — и тогда же начались работы, одновременно со сбором средств на это благое дело», — объясняет  глава российской межрелигиозной делегации, секретарь по межхристианским отношениям отдела внешних церковных связей Московского патриархата иеромонах Стефан (Игумнов).

Собирали деньги как среди прихожан Русской православной церкви, так и среди католиков, христиан-пятидесятников, адвентистов, верующих Армянской апостольской церкви и в мусульманских общинах разных регионов России. В частности, немало средств пожертвовали верующие Башкортостана. Не остался в стороне и соседний Татарстан.

«Мы и раньше помогали сирийцам, но когда появилась возможность действовать всем вместе, поучаствовав в межрелигиозном проекте, мы тут же откликнулись», — отметил в муфтий Татарстана Камиль Самигуллин.

Адресную помощь гражданам Сирии российские верующие оказывают уже третий год, с момента создания специальной рабочей группы Межрелигиозного совета Российской Федерации.

В июне и августе 2017-го в страну направили два борта с гуманитарным грузом, собранным на средства россиян. В феврале 2018-го члены рабочей группы привезли в Дамаск 77 тонн гуманитарной помощи, которая раздавалась возле храмов и мечетей конкретным семьям.

Близость святынь, впрочем, не остановила тогда засевших в Джобаре боевиков: они обстреливали из минометов пункты раздачи, убили нескольких мирных жителей. Под обстрел дважды попала и межрелигиозная делегация.

Спустя десять месяцев российское духовенство доставило гумпомощь в школу-интернат для детей погибших сирийских военнослужащих в Дамаске. Параллельно запустили проект по реабилитации сирийских детей-инвалидов в России — ведь из-за американских и европейских санкций ввоз некоторых лекарств и медицинского оборудования в Сирию запрещен.

Россия готовит учителей

Сирийские дети страдают не только от нехватки лекарств и медоборудования, но и от невозможности получать нормальное образование. Мало того что в стране разрушено много школ: не хватает таких незамысловатых вещей, как парты, стулья, доски, учебники.

Поэтому российские религиозные общины не просто собрали деньги — они полностью контролировали все этапы восстановления школ.

«В марте, когда мы посещали район Барза и осматривали этот объект, сложно было представить, что его удастся так быстро восстановить. Ведь от здания остался практически лишь остов. Нужно было полностью менять внутренние перегородки и часть перекрытий, проводку, сантехнику, напольную плитку, все окна и двери. Также были выполнены работы по укреплению фундамента здания. Облагородили территорию, оборудовали спортивную площадку. Вокруг школы положили асфальт. Естественно, закупили и новое оборудование», — говорит отец Стефан.

«Все выглядит так красиво! Посмотрите: дома из серых бетонных плит — и среди них выделяется школа белого цвета. Обычно у нас они под цвет соседних домов», — восхищается местная жительница Ахла Фамдулли.

Ее сыновья были среди детей, встречавших российских гостей. Школьники гурьбой обступали священников с муфтиями и протягивали руки.

«Привет! Привет! Русья, привет!» — разносится и во дворе, и в классах. Хоть сегодня лишь второй учебный день в новой школе, ученики уже успели привыкнуть к новым удобным партам.

Во времена СССР русская речь на улицах Дамаска не была чем-то необычным: многие сирийцы поступали в советские вузы и учили язык. Теперь это будут делать уже внуки того поколения — причем у себя дома.

«Безусловно, работа группы не заканчивается этим проектом. Одним из перспективных направлений мы видим преподавание русского языка как второго иностранного. Об этом на встрече с нами, кстати, говорил и министр просвещения Сирийской Арабской Республики. Уже есть конкретные программы: в частности, это может быть подготовка сирийских учителей в России либо приезд сюда российских специалистов. Насколько я понял, Министерство просвещения в курсе этой проблемы и тоже ею занимается», — подчеркнул секретарь Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Сергей Мельников.

Вопрос подготовки учителей русского языка для сирийских детей, заверил он, обсудят на ближайшем заседании. Там же, как ожидается, определят форматы дальнейшей помощи сирийцам.

«Во время этой поездки в Сирию звучали, например, предложения восстановить христианский храм и мечеть. Какие конкретно — нет еще ясности», — добавляет Мельников.

В этом и во многих других вопросах, подчеркнул сотрудник администрации президента, Россия работает в тесном контакте с сирийскими религиозными деятелями. Российские верующие не оставят своих братьев.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о