Жертвы обстоятельств или злостные нарушители? Как обманывают мигрантов в России

73

Не выплаченная зарплата, обман, штрафы, отсутствие социальных условий и постоянная тревога быть депортированным.  С такими трудностями сталкиваются таджикские трудовые мигранты в России. Причина их проблем – неподготовленность, неорганизованный выезд, нелегальный труд, слабая защищенность и незнание законов страны пребывания, считают эксперты.

 О чем говорят цифры

Ежегодно на заработки в Российскую Федерацию выезжают сотни тысяч граждан Таджикистана. Одна из основных причин выезда в миграцию трудоспособного населения — безработица.

Согласно данным Агентства по статистике при Президенте Республики Таджикистан за  первое полугодие 2019 года в органы труда и занятости населения обратились 78963 граждан, 57203 из которых зарегистрированы как ищущие работу, 33949 граждан официально получили статус безработных. Однако эксперты считает, что эти цифры занижены, так как не все обращаются в центры занятости для постановки на учет, да и государство не в состоянии обеспечить всех пособиями по безработице.

Но не только безработные вынуждены уезжать в трудовую миграцию. Еще одна причина того, что таджикистанцы отправляются на заработки в другие страны – низкая зарплата. Так, по состоянию на 1 июня 2019 года средняя заработная плата в республике составила почти 1350 сомони. Большинство жителей, особенно в сельской местности, получают почти вдвое меньше даже этой небольшой суммы. Не сумев прокормить семью, они вынуждены оставить свои семьи и уехать работать за пределы Таджикистана.

Согласно данным Министерства труда, миграции и занятости населения только в первое полугодие 2019 года из республики выехало 300 284  трудовых мигранта, (260 125 мужчин и 40 159 женщин). В частности, 293 248 трудовых мигрантов страны выехали в Российскую Федерацию.

Власти России в свою очередь заявляют, что в этой стране сейчас живут и работают более 1,5 млн мигрантов из Таджикистана.

Большинство наших соотечественников едут на заработки по своей инициативе, не имея подчас ни точного места работы, ни денег для приобретения необходимых документов. Именно отсюда и начинаются их главные проблемы в стране пребывания.

За последние 5 лет таджикские трудовые мигранты только официальным путем, через банки, перевели на родину свыше 15 миллиардов долларов, что в три раза больше, чем привлеченные республикой прямые инвестиции за тот же период.

Обманывают свои, обманывают чужие….

На стихийном рынке труда «мардикорбозор» в районе душанбинского «Зеленого базара» можно встретить представителей многих регионов республики. Один из них – Музаффар.

Он в прошлом году вернулся из России.

—  Я родом из Вахдата, — рассказывает Музаффар. — Работал электриком. Остался без работы, занимался случайными заработками на мардикорбозоре на столичном Зеленом базаре. Там познакомился с такими же как я работниками, их было 4 человек. Они предложили мне вместе с ними поехать в Россию, в Москву. Уверяли, что там нас ждет хорошая работа на частной стройке с высокой зарплатой. Я посоветовался с семьей и взяв 1 тысяч сомони, помог еще двум нашим спутникам деньгами и 14 августа все вместе выехали на автобусе в направление России. Автобус был не новый, и в Казахстане заглох. Пока ремонтировали, прошло еще 2 дня. По дороге понял, что мои спутники хотят переправить меня в Сирию. И тогда в районе Ульяновска, когда они спали, я сошел с автобуса. Водитель казах удивился, но я сказал, что поеду к брату.

Затем Музаффар связался со своим братом по телефону и поехал к нему в Калужскую область. Жили в деревне. Брат помог ему оформить документы, получить патент. Музаффар устроился электриком на ферме:

— Вскоре ко мне приехала жена с детьми, продав единственную корову и теленка для получения загранпаспортов и денег на дорогу, продолжает он. – Она также устроилась на ферме, но затем заболела туберкулёзом и попала в больницу. Помимо работы на ферме, я занимался частным ремонтом, но денег все равно не хватало. Вскоре брат, у которого ребенок инвалид, выгнал нас из своего дома, потребовав вернуть ему деньги, которые он дал за патент.

Музаффар и его семья остались на улице, ночевали на вокзалах. С трудом добрались до Москвы. Там он случайно нашел временную работу в турецкой фирме.

— Представители фирмы увидели меня с детьми и пожалели, но сказали, чтобы я оформил необходимые документы, и потом могут официально принять меня на работу. Стоимость патента в Москве повысилась до 5 тыс рублей в месяц, плюс деньги на другие документы, на жилье, питание. Откуда у меня такие деньги. Я был вынужден отправить семью домой, а вскоре и сам вернулся в Таджикистан, — говорит Музаффар.

Но он не чувствует востребованности на отечественном рынке разнорабочих.

Целыми днями Музаффар тщетно стоит на «мардикорбозоре» в ожидании заказчика. А тут и другие проблемы — то их милиция скопом отводит в участок, то их разгоняют с этого неофициального рынка.

Вот и на этот раз он простоял до вечера и вернулся домой с пустыми руками. А дома его ждет большое семейство – жена и 7 детей, из которых двое сыновей – инвалиды.

Молодые жители Турсунзаде Азизбек Исроилов Нематулло Зоиров приехали в Россию в прошлом году.

Мигранты из Турсунзаде, которым работодатель в России задолжал крупную сумму обратились в посольство Таджикистана в России за помощью

— Приехали в Москву и с апреля прошлого года по ноябрь работали в строительной компании «АНС-групп». Нас было более 60 человек. Нам не оплачивали зарплату в течении более полугода, все время обещали, что дадут на следующий месяц. За это время мы получили всего один раз аванс, — рассказывают парни.

По их словам, всего долги стройкомпании работникам составили 2,5 миллиона рублей.

Многие из ребят, так и не дождавшись зарплаты, ушли.

— Мы, бригада из 15 человек занимались кладкой плит. Наш работодатель задолжал нам более 612 тысяч рублей и не отдавал. Есть еще ребята-маляры. Им компания должна 1,5 миллиона рублей. Проблема в том, что наш трудовой договор был заключен устно. Мы предлагали руководству компании заключить с нами договор письменно, оформить все по закону, но они не согласились, объяснив, что тогда им нужно будет платить большие налоги. Так же объясняли нежелание заключить официальный договор и в других строительных фирмах. Вот мы и были вынуждены работать согласно устному договору, — рассказали обманутые мигранты.

Дорогой патент – причина роста числа «нелегалов» и обманов?

Один из болезненных тем трудовой миграции в России – невыплата и задержки зарплаты.

— За девять месяцев 2018 года к нам поступили 31 тысяч обращений и заявок, — рассказал пресс-секретарь Представительства Министерства труда, миграции и занятости населения РТ в России Иброхим Ахмадов. — По вмешательству наших сотрудников за этот период сумма в размере 22 млн. 260 тысяч российских рублей неоплаченных заработных плат трудовых мигрантов-граждан Таджикистана были возвращены от работодателей. При содействии представительства были аннулированы 22 постановлений районных судов в отношении наших граждан вышестоящими судами и 9830 граждан республики были обеспечены постоянным местом работы на территории Российской Федерации.

Однако, по словам Ахмадова, бывают случаи, когда этот вопрос решить трудно по причине того, что наши граждане не составляют должным образом трудовые договоры. И тогда трудно защищать права трудовых мигрантов.

— Несмотря на это мы не оставляем такие вопросы без внимания, держим ситуацию под контролем и стараемся найти пути их решения, — говорит представитель Министерства.

По словам руководителя Российской общественной организации «Интеграционный центр «Миграция и Закон» Дмитрия Михайлова, мигрант, приехавший на заработки в чужую страну без денег на оформление документов для легального пребывания, лишает себя права получения защиты, в том числе и трудовых прав.

За патент трудовому мигранту из Таджикистана в зависимости от региона необходимо выложить 12-15 тыс. рублей ($200-250), затем ежемесячно вносить плату. В итоге в год выходит порядка 60 тыс. рублей($ 1 тыс). Еще нужны деньги на первое время для съема квартиры, питания, дорожные и другие расходы. Но у большинства таджикских трудовых мигрантов нет такой суммы.

Работодатель пользуется этим и оформляет их нелегально. Из-за незнания правил заключения трудового договора, незнания языка, боязни, что другую работу найти будет трудно, трудовые мигранты приступают к работе, договорившись с работодателем устно или в лучшем случае, подписав бумажку, не имеющей юридической силы. Отсюда и начинаются нарушения прав трудовых мигрантов, связанных с невыплатами зарплаты, и факты трудового рабства, — убежден Дмитрий Михайлов. 

Объем денежных переводов частных лиц из России в Таджикистан по итогам 2018 года составил $2 млрд 553 млн, что на $17 млн больше, чем в 2017 году. Это сопоставимо с 36% ВВП Таджикистана.

«Мягкое» рабство

Заместитель председателя комитета «Гражданское содействие» (Россия) Анастасия Денисова говорит, что определенная ответственность ухода мигрантов в нелегальное положение лежит и на работодателях:

— Государство не предъявляет претензии к работодателю, все вопросы будут к мигранту, который пребывает нелегально в России. Если люди работают нелегально сотнями, это не должно оставаться незамеченным.

По словам Денисовой, большая часть обращений трудовых мигрантов из Центральной Азии связана с невыплатой заработной платы.

Заместитель председателя комитета «Гражданское содействие» Анастасия Денисова
Заместитель председателя комитета «Гражданское содействие» Анастасия Денисова

— Самое распространенное — это «мягкий», как мы его называем, вариант принудительного труда, когда обещание выплатить зарплату длится месяцами, годами и человек не может уйти в надежде, что ему когда-то выплатят деньги и он сможет уехать домой, — рассказала она. — И этот способ удержания на рабочем месте является одной из форм современного рабства. Привлечь к ответственности кого-то, даже при самых вопиющих случаях рабства, практически невозможно.

— Если обратиться к официальной статистике, то ежегодно на территории России возбуждаются в среднем свыше 200 уголовных дел по статье «невыплата заработной платы», — говорит Дмитрий Михайлов. — И это говорит о том, что почти невозможно доказать факт работы трудового мигранта, у которого нет актов выполненных работ, договоров между мигрантом и работодателем. Остается только основываться на свидетельских показаниях, но на практике это малоэффективно. И 200 уголовных дел при такой большой проблеме — это мизер.

Анастасия Денисова уверена, что миграционные власти Таджикистана должны заранее и доступно оповещать мигрантов об определенных новшествах миграционного законодательства России:

— Не менее важна и консульская поддержка в судах при рассмотрении сложных уголовных дел, где неправомерно обвиняют мигрантов в различных преступлениях. Правозащитники говорят об этом, освещают в СМИ, но присутствие представителя миграционной службы, консульства или посольства, или даже обращение с письмом в суд всегда играет положительную роль в дальнейшем рассмотрении дела судом. Нужна также и доступность консульских услуг для граждан Таджикистана.

Правозащитники утверждают, что необходимо соблюдать все миграционные правила и порядки всеми сторонами. Мигрант должен легализоваться, заключать трудовые договора с работодателем, которые тоже несут ответственность за соблюдение всех прав своих работников.

Но и все это не может обеспечить мигранту надежную защиту, считают эксперты.  Он в любой момент может необоснованно под любым предлогом оказаться в списке депортированных как неугодный. Такое уже случалось, и не раз.

Так, согласно проведенному мониторингу Хьюман Райтс Вотч (HRV), большинство опрошенных трудовых мигрантов, работавших в России, утверждают, что так или иначе получали регистрацию и разрешение на работу, однако за редким исключением им не предлагалось заключать какой-либо трудовой договор. Такой договор подписывали только 22 из 146 опрошенных мигрантов. При этом даже те отдельные работодатели, которые заключали договор, в большинстве случаев не предоставляли работнику его экземпляр или не соблюдали оговоренных условий. Эксперты отмечают, что даже если с мигрантом подписывается контракт, он как правило, не соответствует требованиям законодательства и не имеет юридической силы.

Сегодня само законодательство, высокие цены на разрешительные документы, другие препятствия, создают почву для того, чтобы мигранты переступили закон. А виноватым, к сожалению, как всегда, остается трудовой мигрант.

Материал подготовлен в рамках сотрудничества ОО «Центр по правам человека» и Медиа-холдинга «Азия-Плюс».

Источник: https://migrantnews.info/ru/post/6955

avatar
  Подписаться  
Уведомление о